SOSİUM

Как гендерное неравенство разрушает мировую экономику
10 SENTYABR
376

Как гендерное неравенство разрушает мировую экономику

2016-09-10 12:04:00

Если бы в таких местах, как Индия и Африка, женщины могли пользоваться теми же свободами, что и женщины на Западе, их страны были бы богаче. Две основные экономические проблемы, с которыми столкнулись развитые страны мира, хорошо известны: это растущее неравенство и замедление темпов экономического роста. Но когда дело доходит до поиска причин, об одной из них вспоминают крайне редко: о сексе. И все же Томас Мальтус, первый в длинном ряду ученых, предрекающих экономические катастрофы, был уверен: «страсть между полами» играет центральную роль в неурядицах рынка. Если бы Мальтус дожил до наших дней, он, несомненно, заявил бы, что западная экономика расплачивается за чрезмерный рост населения в беднейших странах мира. Увеличение предложения на мировом рынке труда приводит к падению заработной платы рабочего класса на Западе. Жители бедных стран конкурируют с ними за рабочие места, и это приводит к росту уровня неравенства, потому что предприятиям выгодна дешевая рабочая сила.

В результате инвесторы теряют уверенность в рынке, и рост мировой экономики замедляется. К беспокойству Мальтуса по поводу роста численности населения долго относились не слишком серьезно. Дело в том, что на протяжении большей части XIX и XX веков мало кто верил в обещанный им экономический застой — по крайней мере, на Западе. Вскоре после того, как он опубликовал свой «Очерк о принципах народонаселения», — а было это в 1798 году, — Европа и Северная Америка вступили в период устойчивого экономического роста. Ключевую роль здесь сыграли открытия изобретателей викторианской эпохи, но это был не единственный фактор. Было и кое-что, чего Мальтус не предвидел: расширение прав и возможностей женщин. Все больше женщин выходили на работу и обретали экономическую независимость. Это позволило многим из них избежать раннего вступления в брак, и постепенно семьи стали меньше. Эти небольшие семьи стали подспорьем для экономического роста во многих отношениях — в частности, пониженная конкуренция за рабочие места способствовала увеличению заработной платы. Более высокая заработная плата, в свою очередь, не только способствовала повышению уровня жизни средней семьи, но и побуждала компании активнее вводить механизацию, ускоряя индустриальную революцию. Кроме того, небольшие семьи могли позволить себе лучше воспитывать детей и больше откладывать. Мальтус ушел в историю — как нам казалось до последнего времени.

С наступлением глобализации Запад с его комфортной экономической моделью, которая стала возможна благодаря относительной эмансипации женщин, с его быстрым ростом и высокой заработной платой, столкнулся с совершенно иными моделями в других частях мира. Когда торговые барьеры пали, западным профессионалам пришлось конкурировать с армией низкооплачиваемых, неквалифицированных рабочих из стран с высокими показателями рождаемости и низким уровнем жизни — то есть, преимущественно, жителями тех стран, где женщины считаются гражданами второго сорта. Более 60% неграмотного населения мира — женщины. Женщины в среднем зарабатывают на 24% меньше, чем мужчины. Женщины составляют лишь пятую часть от населения, владеющего жильем, и менее четверти законодателей миру. Но больше всего беспокойства вызывает тот факт, что остальной мир не очень-то торопится догонять Запад в этом отношении.

Индекс гендерного равенства от Центра глобальной экономической истории показывает: хотя за последние 100 лет относительное положение женщин в среднем улучшилось, разрыв между странами почти не сокращается. Именно этот разрыв, в условиях открытой мировой экономики, и подрывает равновесие, которого Западу удалось добиться столетие назад. Авторы недавнего доклада от Центра глобальной экономической истории утверждают, что причина этого разрыва в том, что гендерное неравенство глубоко укоренилось в структуре семьи. Институты семьи и брака в разных частях света коренным образом отличаются в том, что доклад называет «дружелюбием в отношении женщин», и эти различия прослеживаются до глубокой древности. Как ни парадоксально, ранние цивилизации с течением времени становились более патриархальными — общество охотников и собирателей были в каком-то смысле более равным, чем многие более поздние формации. Сегодня «недружелюбие» семейных институтов в отношении женщин чаще всего проявляется именно в тех обществах, где ярче всего выражено неравенство. 

В араб­ских стра­нах осо­бую про­бле­му пред­став­ля­ет за­ня­тость жен­щин: в Ираке и Сирии она на­хо­дит­ся на ми­ни­маль­ном уровне — около 15%. В стра­нах Аф­ри­ки к югу от Са­ха­ры, на­про­тив, жен­щи­ны ак­тив­но за­ня­ты на рынке труда, но стра­да­ют от вы­со­кой ре­про­дук­тив­ной на­груз­ки — на одну жен­щи­ну при­хо­дит­ся чуть менее пяти детей. Еще одной про­бле­мой яв­ля­ет­ся дет­ский брак, и не толь­ко в Аф­ри­ке, но и в Южной Азии, где более чем каж­дая вто­рая жен­щи­на в воз­расте от 20 до 49 лет была вы­да­на замуж в дет­ском воз­расте. Если бы жен­щи­ны в таких ме­стах, как Индия и Аф­ри­ка, могли поль­зо­вать­ся теми же сво­бо­да­ми, что и жен­щи­ны на За­па­де, их стра­ны были бы бо­га­че, а зар­плат­ная кон­ку­рен­ция со сто­ро­ны неква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих была бы ниже. Тем не менее, хотя ген­дер­ное нера­вен­ство уже фи­гу­ри­ру­ет в мно­го­чис­лен­ных гло­баль­ных дис­кус­си­ях, о нем со­вер­шен­но не упо­ми­на­ют в де­ба­тах об эко­но­ми­че­ском нера­вен­стве и росте. Книга То­ма­са Пи­кет­ти «Ка­пи­тал в XXI веке» за­ду­мы­ва­лась как ис­чер­пы­ва­ю­щее ис­сле­до­ва­ние во­про­сов бо­гат­ства и нера­вен­ства, но во­про­сы пола упо­ми­на­ют­ся в ней лишь еди­нож­ды. А у при­ме­ча­тель­ной книге Ричар­да Бол­ду­и­на и Коэна Тьюлин­са «Ве­ко­вой за­стой: факты, при­чи­ны и пути пре­одо­ле­ния» (Secular Stagnation: Facts, Causes and Cures) всего 21 автор — и все они муж­чи­ны (что можно на­звать нор­мой для книги по эко­но­ми­ке). Легко сбро­сить Маль­ту­са со сче­тов; но не менее легко по­вто­рить его ошиб­ку.



© Materiallardan istifadə edərkən hiperlinklə istinad olunmalıdır
+12°C
  • $ USD
    1.7339
  • € EUR
    1.8651
  • ₽ RUB
    0.0271