ƏMLAK

Как горел Лондон - ИСТОРИЯ
03 SENTYABR
315

Как горел Лондон - ИСТОРИЯ

2016-09-03 09:57:00

О событиях, произошедших во время грандиозного пожара в центре Лондона, о том, как в те времена боролись с огнем, и что такое джеттинг, рассказывает fins.az. 

Пожар, начавшийся 2 сентября 1666 года, пришелся на времена правления Карла II Стюарта. К тому времени сын Карла I, взошедший на престол в день своего 30-летия, правил уже шесть лет. Тогда, в 1660 году, после политического кризиса подошла к концу реставрация монархии. После приглашения сына Карла I на престол парламент занялся изданием законов, укрепляющих позиции восстановленной церкви Англии в противовес протестантским нонконформистам и католикам.

В 1665 году началась вторая война с Голландией за превосходство в морской торговле, казна требовала пополнений, а лондонские магистраты, опасаясь чрезмерного своеволия со стороны короля, не желали доверять ему. Большинство из них проживало в лондонском Сити — историческом центре Лондона.

Также в лондонском Сити обитало и значительное количество торговцев, в то время как аристократы предпочитали оседать в Вестминстере поближе к королевской территории.

К тому же из-за вспышек бубонной чумы, охватившей и другие европейские страны, многие аристократы предпочитали держаться подальше от Сити и его обитателей. Здесь находился деловой центр города, сердце столицы, и жили крупные банкиры. Количество живущих в Сити было настолько велико, что порой даже в спокойный час было трудно пройти по центральной улице, забитой торговцами и обывателями.

Рядом же располагалось и достаточное количество трущоб. Здесь, жарким августом, где постоянно гудела жизнь, люди в страхе ожидали очередной вспышки чумы. При этом пожар, который окажется не менее бедственной заменой, будет отнюдь не первым. Правда, масштабы предыдущих пожаров были не столь значительными.

Также следует отметить, что тогда многие центральные здания были построены из дерева. При этом большое количество домов строилось по принципу джеттинга (англ. jettying, от стар.-франц. jette): каждый следующий этаж дома, начиная со второго, выпирал вперед, находясь, таким образом, в непосредственной близости с верхними этажами дома напротив.

К сожалению, такая популярная тогда техника строительства только усугубит положение во время пожара.

С ее помощью огонь с легкостью будет переходить на другие дома.

 

Начало пожара

2 сентября 1666 года, поздним воскресным вечером, в пекарне Томаса Фарринера на улице Паддинг-Лейн начался пожар. Огонь начал стремительно распространяться к западу лондонского Сити. Следует отметить, что по тем временам основным средством борьбы с пожарами был снос рядом находящихся зданий с целью пресечь дальнейшее распространение огня.

В ночь на понедельник, когда прозвучал приказ снести дома вокруг места возгорания, ветер уже превратил пожар в огненный смерч. Все очаги объединились в один, и напор горячего воздуха и ветра превратил пожар в некое подобие высокого огненного механизма.

Более того, лорд-мэр Лондона сэр Томас Бладворт, по оценкам свидетелей, отказывался сносить дома, ссылаясь на отсутствие арендаторов, у которых необходимо просить разрешения для сноса их собственности. Не придав особого значения пожару, мэр посчитал нужным вернуться к себе домой.

Пожар начал быстро распространяться. И к тому времени, когда надлежало снести рядом находящиеся дома, огонь уже переметнулся на следующие. Таким образом, ситуация вышла из-под контроля.

 

«Хоть бы один человек попытался потушить пламя»

В понедельник утром, 3 сентября, пожар начал распространяться на севере и юге Сити. Также пламя охватывало и западные здания. Наиболее подробно это событие описывает в своем дневнике современник и английский мемуарист Джон Ивлин: «Возгорание было столь всеобъемлющим, народ столь потрясен, что с самого начала — уж не знаю, впав ли в отчаяние или покорившись судьбе, — никто не шелохнулся, дабы загасить пламя, а потому вокруг только и слышались крики о помощи да сетования, — столь велико было оцепенение, ими овладевшее».

Английский чиновник морского ведомства Сэмюэл Пипс также рассказывает в своем дневнике о пожаре, повествуя о том, как отправился к Тауэру посмотреть на него с холма.

По описаниям чиновника, перед ним предстала сгоревшая часть города, сам же мост «был охвачен гигантским пламенем».

Автор отмечает, что при этом часть жителей не собиралась покидать свои дома вплоть до того, пока огонь не коснется их собственного крова. «…хоть бы один человек попытался потушить пламя! — все только и делали, что спасали свой скарб или самих себя, предоставив огню полную свободу», – пишет Сэмюэл Пипс. Чиновник был поражен не столько масштабами потерь в пожаре, сколько поведением местных жителей. Автор дневника пишет, с каким отчаянием и рвением люди стремились спасти вещи, пытаясь протолкнуть их на тележках сквозь толпы.

В этот же день сэр Пипс отправился к королю и его брату Якову, герцогу Йоркскому, в Уайтхолл, доложить о ситуации. После рассказа об увиденном чиновник добавил, что, дескать, если король не прикажет сносить дома, текущее положение ухудшится. Выслушав его, король немедленно дал приказ сносить дома, потребовав передать его мэру. Герцог Йоркский объявил, что выделит солдат, сколько потребуется.

Заговоры иностранцев и католиков

Тем временем популярными становились слухи о заговоре католиков, а кто-то считал, что видел поджигающих здания не то французов, не то голландцев. И те и другие в то время являлись противниками Великобритании. Люди вспоминали, как в предыдущей войне с голландцами англичане сожгли один из голландских городов. Следовательно, решили жители Лондона, это голландцы мстят им. За слухами пошли разбои: многие очевидцы отмечали, как разъяренная толпа людей преследует по городу иностранцев. Так, порой местные власти и полиция боролись не столько с пожаром, сколько с паранойей и гневом местных жителей, опасаясь крупных беспорядков и восстаний.

Едва встретившись с мэром, Сэмюэл Пипс тут же услышал от сэра Бладворта, что армии у него нет и сделать он ничего не может. «Стоило мне изложить ему приказ государя, как он принялся кричать, точно роженица: «Господи, а я-то что могу поделать? Я — человек конченый. Народ меня не послушается. Думаете, я не сношу дома? Увы, огонь действует быстрее нас», – вспоминает Сэмюэл Пипс о встрече с лордом.

К вечеру пламя охватило уже всю центральную часть, вытягиваясь на север и запад. Треть моста была сожжена, и огонь не коснулся Саутворка на противоположном берегу. Таким образом, огонь продолжил бушевать лишь на северной стороне, распределяясь по Сити. Брату короля Якову было поручено руководить операцией по борьбе с огнем.

Был отдан приказ немедленно заставлять трудоспособных жителей пополнять ряды пожарных.

Тем временем некоторые жители, способные помочь, начали спекулировать на бедственном положении граждан. Они готовы были помочь с перевозками и просили за это высокую цену.

Пожар продолжается

Уже во вторник пожар охватил некоторые командные пункты короля, пройдя по Флит-стрит. Надежды на то, что река Флит не даст пройти огню, были развеяны. Ветер легко перегнал пламя на ту сторону. Кроме того, ситуацию усложнили и деревянные сооружения у берега. В то время у рек нередко располагались лодочные склады, в которых могли храниться и запасы пороха. «Истерия, в которой пребывали жители, словно парализовала их, не позволяя продумать все действия до конца», — рассказывает один из современных английских историков. Не раз также упоминают и участие брата короля, Якова. По словам историков и очевидцев, герцог Йоркский не прекращал оказывать помощь в борьбе со множеством очагов возгорания.

На многих участках не хватало пожарных, однако всеми силами создавались противопожарные полосы. На этот день пришлось наиболее значительное количество разрушений. Однако местным отрядам удалось остановить наступление огня у Тауэра, взрывая соседние здания.

Утром в среду пожар достиг кирпичной стены у Миддл-Темпл. Рабочие не прекращали сносить дома, стараясь расширить пространство между огнем и целыми домами. В то же время ветер ослаб и подул в южную сторону, ведя огонь обратно к реке. Наконец разрушенные дома постепенно уменьшали огонь. И хотя местами огонь еще где-то продолжался, сам же пожар закончился.

Сегодняшние напоминания о пожаре

В целом пожар пришелся на лондонский Сити, расположенный внутри римской стены. Угрожал, но не дошел до пригородных трущоб и аристократического района Вестминстера и Уайтхолла — королевской резиденции Карла II. По различным оценкам, в результате пожара сгорели 13 200 домов, 87 приходских церквей, собор Святого Павла и большая часть домов, принадлежащих чиновникам.

По оценкам историков, своего крова лишились 70 тыс. жителей Сити — при том, что всего на тот момент в Сити жили около 80 тыс. человек.

Точное количество погибших при пожаре до сих пор остается неизвестным. Отчасти потому, что в то время не вели записей о смертях бедных и людей, относящихся к среднему классу. На тот момент называли около шести погибших. Однако существует вероятность, что из-за мощного пожара от огня уцелеть могло достаточно малое количество останков. Много позже на Паддинг-Лейн археологи найдут фрагмент гончарного изделия. Анализ объекта, находящегося сегодня в Музее Лондона, покажет, что температура огня достигала 1700 градусов по Цельсию.

Последствия пожара потребовали немедленных решений по восстановлению лондонского Сити. Предлагались различные проекты по переустройству центра, особенно многообещающим по своей архитектуре выглядел план Джона Ивлина. Однако в силу финансового положения было решено выстроить территорию Сити в том виде, в каком он находился до пожара. При этом дома отныне строились исключительно из камня. Существенный вклад в этот период строительства зданий произвел английский архитектор Кристофер Рен. С тонким расчетом и классическим изяществом по его проектам были восстановлены многие здания, включая церкви и собор Святого Павла.

Масштабы пожара 1666 года превышают те, что случались раньше. Некоторые историки предполагают, что с учетом разгара чумы на тот момент пожар пошел на пользу. Однако другие отмечают, что к этому времени эпидемия закончилась и в остальных частях Европы.

С тех пор напоминанием служит установленный в 1671–1677 годах монумент в память о Великом лондонском пожаре (англ. The Monument to the Great Fire of London) — дорическая колонна в центре Лондона. Монумент был спроектирован известным архитектором Кристофером Реном и ученым Робертом Гуком. Его высота в 62 метра символизирует расстояние данного места от того, где располагалась пекарня на Паддинг-Лейн, там, где начался пожар.

Источник: gazeta.ru

© Materiallardan istifadə edərkən hiperlinklə istinad olunmalıdır
+12°C
  • $ USD
    1.7369
  • € EUR
    1.8716
  • ₽ RUB
    0.0274