DÜNYA

Слово филиппинского президента
08 SENTYABR
167

Слово филиппинского президента

2016-09-08 09:29:00

Президент США Барак Обама и президент Филиппин Родриго Дутерте все-таки встретились в неформальной обстановке на региональном саммите в Лаосе. Официальной встречи, запланированной ранее, так и не состоялось. Виной всему экстравагантная манера филиппинского лидера обзывать своих критиков.

Министр иностранных дел Филиппин Пефекто Ясай в среду, 7 сентября, заявил, что на полях саммита АСЕАН состоялась встреча филиппинского и американского лидеров. «Президенты встретились в комнате для ожиданий, они были последними, кто покинул ее. Я не могу сказать, как долго длилась их встреча», — рассказал он, отметив, что, несмотря на противоречия, отношения между Вашингтоном и Манилой имеют давнюю историю развития.

Слово не воробей

В понедельник, 5 сентября, президент Филиппин Родриго Дутерте снова попал в заголовки международных СМИ в связи со своим скандальным высказыванием в адрес президента США Барака Обамы.

Поводом для слов филиппинского лидера стали сообщения о том, что на предстоящей личной встрече глав двух государств на полях саммита АСЕАН во Вьентьяне будет поднята тема убийства более 2 тыс. человек в ходе борьбы с наркоторговлей, развернутой в стране Юго-Восточной Азии. Дутерте заявил, что Америка не в праве его судить, и назвал Обаму «сукиным сыном», пригрозив произнести еще много нелицеприятных слов при личной встрече. «Кто он, чтобы противоречить мне?» — сказал Дутерте.

Обама узнал о высказываниях в свой адрес, находясь на саммите G20 в китайском Ханчжоу. В ответ он ограничился лишь тем, что назвал Дутерте «колоритным парнем» и отменил их личную встречу, дав понять, что такой дипломатический стиль неприемлем для США. Дутерте принес извинения, но больше о переговорах тет-а-тет с американским лидером речи не шло. Тем более что президент США уже запланировал на оговоренное ранее время беседу с президентом Южной Кореи Пак Кын Хе. Чтобы избежать неловкости, организаторы саммита в среду за ужином были даже вынуждены рассадить Обаму и Дутерте, которые должны были сидеть рядом друг с другом.

Это далеко не первый раз, когда новый филиппинский президент вызывает недоумение международной общественности.

Не так давно он в свойственной ему манере назвал «сукиным сыном» папу Римского Франциска, а потом и посла США, Джона Керри Дутерте обозвал «сумасшедшим», от критиков из Австралии и Америки филиппинский лидер потребовал «заткнуть свои рты».

Доставалось всем, кто решался выступить с критикой. В интернете появляется все больше подборок его эпатажных цитат и выражений. Складывается впечатление, что для Дутерте ругательные обороты в речи скорее привычка, чем преднамеренное оскорбление. Его вольный стиль в общении с официальными лицами и журналистами уже создал ему славу «филиппинского Дональда Трампа», хотя сам президент с этим не согласен и не видит своего сходства с американским миллиардером.

Но все-таки Дутерте — фигура более неоднозначная, чем кажется на первый взгляд. Его высказывания бьют по главным нарративам и ценностям западного общества, таким как права человека, феминизм и защита жертв насилия, равно как и по их общественно-политическим авторитетам, которые западному обывателю видятся непререкаемыми и универсальными. И пока международные СМИ пребывают в растерянности, гадая, безумец ли новый президент Филиппин или за его действиями прослеживается какая-то новая стратегия, очевидцы отмечают, что многие граждане страны в восторге от бесцеремонного поведения своего лидера — не говоря о том, что его политическая деятельность пользуется широкой поддержкой населения.

Расхожим мнением является представление о том, что Дутерте пришел к власти благодаря своим лозунгам борьбы с преступностью и наркоторговлей, которые некоторые называют популистскими.

Однако его эксцентричный образ сложился гораздо раньше, чем он принял пост президента. Широкую известность в стране Дутерте приобрел благодаря успехам на посту мэра Давао — одного из крупнейших городов Филиппин, расположенного на юге острова Минданао. Он занимал эту должность более 22 лет. Именно в качестве градоначальника он завоевал репутацию непримиримого борца с преступностью, но вместе с тем — деятельного политика, новатора и защитника простых граждан страны.

Политические университеты

С раннего детства, несмотря на субтильное телосложение, будущий президент Филиппин постоянно намеренно ввязывался в драки и потасовки, любил совершать вызывающие поступки, чтобы обратить на себя внимание, писали благожелательные к нему СМИ. Несколько раз его исключали из школы за плохое поведение. Однажды, по словам самого Дутерте, он выстрелил в одного из однокашников за то, что тот издевался над его висайскими корнями. К счастью, мальчик выжил, и будущему президенту позволили закончить обучение. Однако Дутерте потребовалось целых семь лет на то, чтобы закончить старшую школу.

В 1972 году он получил высшее юридическое образование и начал работать в городской прокуратуре, однако уже тогда он задумался о политической деятельности. Помогало и происхождение. Родриго вырос в семье, где политическое поприще не было непривычным делом: его отец, Винсенте Дутерте, частный адвокат, тоже был мэром Давао, а впоследствии и губернатором всей провинции.

Семья имела родственников среди нескольких наиболее влиятельных кланов в стране, в том числе Маркосов, выходцем из которых был самый известный филиппинский лидер — Фердинанд Маркос. Винсенте Дутерте с ранних лет готовил сына к политической стезе и брал его в путешествия по провинции в рамках предвыборной кампании.

После Желтой революции 1986 года Родриго стал мэром Давао и впоследствии отслужил на этом посту семь сроков. Когда юный политик вступил на пост градоначальника, Давао имел дурную славу криминальной столицы Филиппин: город был наводнен бандитами, преступниками, боевиками частных армий, мусульманами-сепаратистами и коммунистическими повстанцами. Дутерте действовал жестоко и не всегда законно, однако под его надзором Давао стал одним из самых спокойных городов в Юго-Восточной Азии. Из места, откуда люди бежали в страхе, он превратился в пристанище для бежавших из других, менее благополучных областей страны.

Визитной карточкой Дутерте стало то, что он не гнушался «нестандартных» методов борьбы с преступностью и брал все в свои руки. Зачастую в буквальном смысле, то есть лично избивал нарушителей. Дважды в неделю по ночам он патрулировал город на своем мотоцикле в сопровождении вооруженных телохранителей, чтобы контролировать работу полиции. Если он видел кого-то из полицейских нетрезвым, то не гнушался лично «разбираться» с таким нерадивым служащим.

Основным «нестандартным методом» борьбы Дутерте с преступностью был «эскадрон смерти Давао», носивший название «Слуги народа» (предположительно сформированный из бывших повстанцев-маоистов).

Впервые связь Дутерте с этой группировкой была установлена организацией Human Rights Watch, но позже президент лично подтвердил свою связь с ней. Иностранные наблюдатели обвиняют «эскадрон смерти» во внесудебных казнях, но среди населения города «Слуги народа» пользовались определенной поддержкой. Несмотря на обвинение правозащитных организаций, Дутерте по сей день утверждает, что «быстрые казни преступников остаются самым эффективным способом борьбы с похищениями и наркоторговлей». В 2002 году журнал Time даже назвал его «карателем» — прозвище за политиком закрепилось и по сей день.

В то же самое время Дутерте стремился приобрести имидж «хорошего руководителя». Он инициировал раздачу продовольствия полицейским Давао, что, по его мнению, должно было помочь в борьбе с коррупцией.

Несмотря на свое яро негативное отношение к наркоторговле и наркозависимым, он добился получения государственного финансирования на строительство крупного реабилитационного центра в Давао и выдачу денежных пособий тем, кто решил завязать с наркотиками.

Дутерте стал первым мэром на Филиппинах, который предоставил политическое представительство мусульманской общине и коренным жителям — лумад, назначив их лидеров заместителями мэра, после чего его примеру последовали и другие градоначальники. Еще в 1990-е годы Дутерте предпринимал попытки договориться с партизанами-маоистами и тайно вел с ними переговоры. Как стало известно в августе этого года, став президентом, он смог добиться прекращения огня с повстанцами.

Несмотря на сексистские шутки и амплуа донжуана, которое президент активно подогревает, политик поддерживает ведущие организации по борьбе за права женщин. В Давао он утвердил единственный в стране кодекс, защищающий интересы женщин, и продолжил проводить политику по защите женщин на посту президента. Он проявляет благосклонное отношение и к ЛГБТ-движению, обещая в будущем рассмотреть вопрос легализации однополых браков на Филиппинах, что в целом несколько нетипично для Юго-Восточной Азии.

«Если бы у нас было еще двадцать таких мэров, как Дутерте, мир и порядок на Филиппинах бы заметно возросли», — говорил Фред Лим, мэр Манилы. Четыре президента Филиппин (в том числе предыдущий президент Бенигно Акино III) приглашали политика на пост министра внутренних дел, но все четыре раза Дутерте отказывался от должности. Будучи мэром, он также неоднократно становился лауреатом различных премий — как филиппинских, так и международных — за заслуги в управлении Давао. Впрочем, Дутерте их не принимал, заявляя, что «просто выполнял свою работу».

gazeta.ru

© Materiallardan istifadə edərkən hiperlinklə istinad olunmalıdır
+12°C
  • $ USD
    1.7339
  • € EUR
    1.8516
  • ₽ RUB
    0.0272